RSS | Вход

А. и Б. Стругацкие. Хромая Судьба (фрагмент)

Автор: Luden / 2 февраля 2007 г.

Отрывок из сложноиздававшейся книги мэтров советской фантастики. Популярность данной книги у читателей и писателей “того времени” трудно переоценить. Да и влияние на творчество современных писателей-фантастов тоже…

– – –

Однажды, в Мурашах, в Доме Творчества, дурак Рогожин публично отчитал Ойло за повышение голоса в столовой, да еще вдобавок прочитал ему мораль о нравственном облике советского писателя. Ойло выслушал все это с подозрительным смирением, а наутро на обширном сугробе прямо перед крыльцом дома появилась надпись: «Рогожин, я вас люблю!». Надпись эта была сделана желтой брызчатой струей, достаточно горячей, судя по глубине проникновения в сугроб.

Теперь, значит, представьте себе такую картину. Мужская половина обитателей Мурашей корчится от хохота. Ойло с каменным лицом расхаживает среди них и приговаривает: «Это, знаете ли, уже безнравственно. Писатели, знаете ли, так не поступают…». Женская половина брезгливо морщится и требует немедленно перекопать и закопать эту гадость. Вдоль надписи, как хищник в зоопарке, бегает взад и вперед Рогожин и никого к ней не подпускает до прибытия следственных органов. Следственные органы не спешат, зато кто-то услужливо делает для Рогожина (и для себя, конечно) несколько фотоснимков: надпись, Рогожин на фоне надписи, просто Рогожин и снова надпись. Рогожин отбирает у него кассету и мчит в Москву. Сорок пять минут на электричке, пустяк.

С кассетой в одном кармане и с обширным заявлением на Петеньку – в другом Рогожин устремляется в наш секретариат возбуждать персональное дело и диффамации. В фотолаборатории клуба ему в два счета изготавливают дюжину отпечатков, и их он с негодованием выбрасывает на стол перед Федором Михеичем. Кабинет Федора Михеича как раз в это время битком набит членами правления, собравшимися по поводу какого-то юбилея. Многие уже в курсе. Стоит гогот. Фотографии разбегаются по рукам и в большинстве своем исчезают.

Федор Михеич с каменным лицом объявляет, что не видит в надписи никакой диффамации. Рогожин теряется лишь на секунду. Диффамация заключена в способе, каким произведена надпись, заявляет он. Федор Михеич с каменным лицом объявляет, что не видит никаких оснований обвинять именно Петра Скоробогатова. В ответ Рогожин требует графологической экспертизы. Все валятся друг на друга. Федор Михеич с каменным лицом выражает сомнение в действенности графологической экспертизы в данном конкретном случае. Рогожин, горячась, ссылается на данные криминалистической науки, утверждающей, якобы, будто свойства идеомоторики таковы, что почерк личности остается неизменным, чем бы личность не писала. Он пытается демонстрировать этот факт, взявши в зубы шариковую ручку, чтобы расписаться на бумагах перед Федором Михеичем, угрожает и вообще ведет себя безобразно.

В конце концов Федор Михеич вынужден уступить, и на место происшествия выезжает комиссия. Петенька Скоробогатов, прижатый к стене и уже слегка напуганный размахом событий, сознается, что надпись сделал именно он. «Но не так же, как вы думаете, пошляки! Да разве это в человеческих силах?» Уже поздно. Вечер. Комиссия в полном составе стоит на крыльце. Сугроб еще днем перекопан и девственно чист. Петенька Скоробогатов медленно идет вдоль сугроба и, ловко орудуя пузатым заварочным чайником, выводит: «Рогожин, я к вам равнодушен!». Удовлетворенная комиссия уезжает. Надпись остается.

Читать Хромая Судьба (txt, zip)
Слушать Ищем…
Купить Хромая Судьба / “Лабиринт”

Теги: , , , ,

Красивые места |

Первая персональная библиотека

Один комментарий на “А. и Б. Стругацкие. Хромая Судьба (фрагмент)”

  1. lokki

    Я “Хромой судьбы” боюсь. В прямом смысле. Как только начиню ее перечитывать - в моей жизни начинается полная хрень. Немалое количество народа, меня на дух непереносящего, растет в геометрической прогрессии, на работе редактор в истерику впадает, вещи теряются…Стоит прочитать о том, как Виктор планирует “не забыть вернуться” - все! Тишь да гладь. Хоть вопи про “Остановись, мгновенье!…” Может у всех произведений, так или иначе касающихся Булгакова, аура такая? Хотя вероятней, что у меня паранойя. Ну это я так, выговориться захотелось. А кроме этого фрагмента мне нравятся два момента охлаждения пыла. Пыл охлаждают и героям обоих миров и читателю.Первое - сосед-музыкант рассторился не из-за столкновения с нотами загобного мира, а поповоду проигрыша футбольной команды. Второе - пяница Виктор не сверхчеловеком стал, а жертвой алкогольной интоксикации.


Добавить комментарий

Антиспам* (введите только нижние символы)

Внимание: все комментарии модерируются. Спам будет удаляться.